Адреса, телефоны, сайты гостиниц, санаториев, домов отдыха
| Главная страница | Новости | Регистрация | Поиск туров | Каталоги | Карты | Курорты | Выставки | Контакты | Словарь | Объявления | Реклама |
Рубрики

Первая полосаСобытия неделиНовости двух столиц Новости регионовГостиницы и отелиНовости культурыТранспортЗарубежные новостиВыставки, фестивали
Случайные статьи

БЕЛОСНЕЖНЫЕ ПЛЯЖИ СИЦИЛИИ

Туристам в Москве нравятся музеи, а не магазины

Холмы, найденные на дне Средиземного моря, — не Атлантида

Еврокомиссия одобрила финансирование 16 экологических проектов

Мавзолей на Красной площади закрывается для доступа посетителей

В уральских аэропортах экстренно усилены меры безопасности

В Приморье разрабатывают предложение об организации туров для инвалидов

Отдых в Лазаревском

Астраханская область расширяет географию сотрудничества

Здравницы Крыма заполнены наполовину

В Салехарде пройдет пятый всероссийский фестиваль антропологических фильмов

Французы готовы вложить 400 млн. евро в ставропольский туризм

Российским авиакомпаниям должны обеспечить поставку новых самолетов

Интерактивные карты

Карты курортов
Карта мира
Карты городов России
В поправках к Закону о туризме есть нестыковки

 22 января 2007 г.

В поправках к Закону о туризме есть нестыковки



Зам. руководителя рабочей группы Общественной палаты России по защите прав российских граждан за рубежом и международному туризму Дмитрий Викторович Давыденко дает разъяснения о принятых поправках в Закон об основах туристической деятельности.



– На днях Государственная Дума приняла закон, который вносит поправки в Закон об основах туристической деятельности. Для вас это событие значимое?

— Этого события весь туристический рынок ждал несколько лет. Постоянно ходили всевозможные слухи, были какие-то предположения у участников туррынка. И вот летом прошлого года появился проект текста.

– Видимо, законодатели поработали на этот раз качественно.

– Не совсем. К законодателям очень много претензий.

– В чём суть поправок?

— С 1 июня каждый туристический оператор обязан предоставлять финансовые гарантии. Это должна быть либо банковская гарантия на сумму 10 млн. рублей для выездного туризма, либо страховая гарантия на такую же сумму. Для туризма внутреннего сумма установлена в размере 500 тыс. рублей.

– Теперь у турфирм на счету должны быть деньги, чтобы не было ситуаций, когда сегодня турфирма есть, а завтра она вдруг прекращает выполнять обязательства, и денег тоже нет. Или я не прав?

— Нет, не у турфирмы должны быть на счету деньги, а по обязательствам турфирмы теперь отвечает банк, который дал ей банковскую гарантию, либо страховая компания, где застрахованы риски.

– Потребителю без разницы, чьи деньги, важно, что теперь есть некая сумма денег, которая тем или иным образом появляется в случае, если возникают обстоятельства, которые российские турагентства любят называть форс-мажорными.

– Дело не в форс-мажоре, а в том, что эта сумма покрывает только расходы тогда, когда сама туркомпания не может покрыть данные расходы.

– А с чего это вдруг банки должны эти 10 млн. рублей брать и из своего широкого кармана тратить?

– Банки получают за выдачу финансовой гарантии комиссию. Это обычная банковская деятельность. Подобная финансовая гарантия стоит от 3 до 5 процентов от годовой суммы, то есть турфирма платит на самом деле не 10 млн. рублей, как многие думают, а всего лишь 300-500 тыс. рублей.

– То есть, теперь турфирмы обязаны заплатить по полмиллиона рублей для того, чтобы банки предоставили им финансовые гарантии на 10 млн. рублей. И все это должно стабилизировать рынок и повысить ответственность турфирм?

– Да. Если вдруг турфирма пропадёт, то за неё отвечает банк, который выдал гарантию. Но это абсолютно не спасает от фирм-мошенников, которые появляются время от времени на рынке.

– Банковская гарантия или страхование рисков являются обязательным условием существования всех туристических фирм?

– Обязательным. У туроператора по закону должна быть финансовая гарантия: либо банковская, либо страховая. Однако не предусмотрена ответственность за неисполнение этого положения данного закона. Если, по сути, такой гарантии у туроператора нет, никакой ответственности он не несёт.

– Зачем тогда нужны законы, которые хочешь – выполняешь, хочешь – нет?

— Механизм взаимодействия между туристом, турагентством, туроператором, принимающей стороной, авиакомпанией, страховой компанией, банком и всеми другими, кто участвует в данном процессе, настолько сложен, что одним законом здесь не обойтись. Надо вносить изменения в Уголовный кодекс. Например, до 31 декабря, когда действовала система лицензирования туристической деятельности, за деятельность без лицензии наступала уголовная ответственность по статье «Незаконное предпринимательство». Сейчас эта статья не может быть применена.

– А будут внесены такие изменения?

— Пока в плане работы Госдумы на этот год я таких изменений не видел.

– Зачем два года дорабатывать закон, чтобы потом выяснилось, что его можно выполнять, а можно и не выполнять?

— К сожалению, наш парламент пока не может до конца чётко разработать закон. Надеюсь, что его в ближайшее время подправят, какие-то внесут корректировки.

– Но Госдума уже приняла его в третьем чтении…

— У нас часто бывает так: принимают закон, а потом через две недели в него начинают поправки вносить.

– А Совет Федерации, куда данный закон попал, может внести подобные корректировки?

— Совет Федерации может не утвердить этот закон и вернуть его обратно в Думу для исправления.

– Такое возможно?

— За последнее время что-то не очень было много законов, которые Совет Федерации возвращал обратно в Думу.

– То есть, этот закон вслед за многими другими будет, скорее всего, принят, но при этом толку от него не будет никакого…

– Нет, толк от него есть. Например, если случилась какая-то ситуация, в которой честная туристическая компания в силу ряда каких-то причин не смогла выполнить свои обязательства перед туристами, то туристы получат какие-то деньги.

– А если вдруг выяснится, что эта «честная» компания забыла, ну не было у нее полумиллиона свободных денег, свои риски, как положено, застраховать?

– Существует так называемый федеральный список туркомпаний, который будет составляться Федеральным агентством по туризму. Он будет компоноваться на добровольной основе, и уже потребитель будет смотреть при покупке продукта, входит компания-продавец в федеральный список или не входит. Думаю, что это будет являться достаточно серьёзным аргументом при выборе тура.

– Существование подобного федерального списка как-то согласовывается с принципом свободной конкуренции?

– Он добровольный, а не обязательный. Это документ, в который вносится та или иная компания на основании её заявления. И отсутствие фирмы в данном списке никоим образом ничего не влечёт.

– Но я как потребитель прихожу и вижу: фирмы нет в списке, значит, я понимаю, что ни о какой финансовой гарантии речи нет. Если эта компания накрывается, накрываются и мои денежки, которые я ей принёс?

– При покупке тура покупатель может обратить внимание, есть ли продающая его компания в этом списке или нет. И на этом тоже основывать свой выбор при покупке турпродукта.

– Если компания есть в списке, то потребитель должен понимать, что она является более надёжной?

– Да, чуть более надёжной.

– А эти полмиллиона, которая компания должна заплатить либо банку, либо страховой компании для получения финансовой гарантии, наверняка будут браться не из кармана хозяев данной компании и не из прибыли. По всей видимости, они будут ровным слоем размазываться по ценам на турпутёвки?

– Вопрос этот на самом деле интересный, потому что крупные туристические компании, которые определяет цену на каких-то определённых направлениях, могут позволить себе не повышать цену, потому что для крупного оператора 500 тыс. рублей – это вообще ничто.

– Получается, что для крупных компаний этот закон, по большому счёту, не нужен, только помогает им конкурировать, убирая с рынка мелких игроков?

– Конечно. Это и есть его самый интересный момент: крупные туркомпании в этом законе заинтересованы.

– Может быть, они его и вдохновили? Кто вообще готовил эти поправки?

– Поправки готовило Федеральное агентство по туризму, которое является федеральным органом власти, регулирующим отношения в области туризма.

– И Федеральное агентство по туризму написало, что работающие на туристическом рынке лица могут его спокойно или выполнять, или нет? Ведь от них эта идея исходила.

– Не то, чтобы от них исходила идея, но у агентства есть способ давления на турбизнес: то самый пресловутый федеральный список.

– А может это иначе называется: инструментом недобросовестной конкуренции?

– Может быть. Как любую хорошую вещь, данный закон можно использовать в негативных целях. Вопрос, с какими целями подходить к этому.

– Но законы, которые пишутся, не должны предполагать, что их можно использовать, так или иначе. А если они пишутся так, что их можно использовать так или иначе, это уже немного по-другому называется.

– В идеале так и должно быть. Но в данном конкретном случае закон далёк от него, очень много недоработок. И главная из них – в том, что в первую очередь пострадает мелкие туроператоры, в основном региональные.

– А Федеральная антимонопольная служба что по данному поводу думает?

– Федеральная антимонопольная служба, полагаю, никаких своих замечаний пока в парламент не представила. По крайней мере, я о них пока ничего не слышал.

– – А следовало бы ей обратить своё внимание на это странное положение дел?

– Может быть, и следовало бы, но в данной ситуации по-хорошему закон нужно было немного разграничить по суммам. Если туроператор отправляет свыше 50 тыс. человек в год, то сумма для него такая, если он отправляет 200 человек в год (туроператоры, занимающиеся индивидуальным туризмом, могут обслуживать 500-600 человек в год, и быть нормальными, стабильно работающими компаниями), то сумма иная, меньше.

– – Получается, что эти полмиллиона для крупной туристической компании, что слону дробинка, а для мелкой компании – практически надгробный камень?

– Да, станут серьёзной проблемой. Кроме того, есть ещё операторы, которые работают по каким-то конкретным направлениям. Например, туроператор по Австралии. В Австралию со всей территории России выезжает 2-3 тыс. человек в год. Что это по сравнению с выездом в Турцию, куда каждый год выезжают до 1,5 млн. россиян.

– – Но если видны такие явные нестыковки в законе, которые могут способствовать монополизации рынка туристических услуг крупными туристическими компаниями, быть может, Общественная палата РФ пыталась воздействовать на законодателей, объясняла им это?

– Данный закон имеет одно неоспоримое преимущество. Федеральное агентство по туризму и Государственная Дума при разработке поправок исходили, прежде всего, из интересов не туркомпаний, отношения с которыми можно как-то отрегулировать потом, а из интересов людей.

– Так за чем же людям этот закон?

– Этот закон людям нужен, поскольку гарантирует в случае каких-то ЧП возврат им денежных средств.

Но только в объеме 10 млн. рублей, и свои деньги в случае проблем у крупной компании получат только первые 100-300 человек? И то только года через два, если будут внесены изменения в Уголовный кодекс? А пока он никому ничего не гарантирует?

— Крупные туркомпании, которые отправляют в год 100-300 тыс. человек (хотя таких туроператоров можно по пальцам пересчитать), не могут сразу все одновременно попасть в сложную ситуацию. Ну не могут сразу быть выселенными из отелей, брошены где-нибудь в аэропорту несколько тысяч человек одного оператора. Пострадают пусть 200 человек, а на них этих 10 млн. рублей хватит. Стоимость одного чартера, когда самолет берёт на борт 250 человек, равняется 200-300 долларов на человека.

–Получается, что до пяти чартеров люди как-то особо и не заметят?

– Да. Потом крупные компании всегда стараются сами как-то компенсировать потери своим туристам. То есть, предполагается случай, когда у компании денег совсем нет, только тогда.

–А почему, когда разрабатывались и принимались эти поправки, нельзя было разработать такую технологию, чтобы были защищены все люди, которые пользуются услугами туркомпаний? Не только те, которые пошли к крупным турагентам, к компаниям, которые вошли в добровольный список, который может через два года стать принудительным, если будут приняты поправки в УК, а всем, чтобы в течение ближайших двух лет скандалы, если бы и возникали, то не задевали рядового потребителя. Почему нельзя было придумать подобную схему сразу?

– Такая схема собственно и придумана.

–В ближайшие два года система эта останется добровольной. Но большое количество людей все равно будет пользоваться услугами фирм, которые могут, не выполнив свои обязательства, по сути дела, кинуть их. И эта ситуация по большому счёту никого не будет волновать?

– Ну как? В принципе весь цивилизованный рынок достаточно социально ответственный, законопослушный более-менее. Например, те же самые авиакомпании, которые выполняют чартерные рейсы или продают билеты блочными местами своим туроператорам, авиаброкерам, не будут работать с теми компаниями, которые не войдут в данный федеральный список.

–Вы как профессионал удовлетворены? Считаете, что население России защищено полностью, и в ближайшем обозримом будущем не будет никаких скандалов с не вылетевшими, не вернувшимися, не получившими, не заселившимися российскими туристами?

— Скандалы будут обязательно. И с невылетами, и с задержками, и с нерасселением. Но, по крайней мере, люди, которые воспользуются услугами тех компаний, которые их подставили, смогут по приезду получить какие-то деньги. А вот мелкий региональный бизнес пострадает в связи с введением данного закона, потому что не сможет конкурировать даже по ценам с крупными туроператорами.
п»ї
Подписаться на рассылку



подписаться на рассылку
отказаться от подписки

  
Copyright


© Спаэро, 2006 - 2019.


Яндекс цитирования


Адреса гостиниц, санаториев, пансионатов